Любовь и романтика, стихи о любви.

А ты убегаешь, спешишь по серьёзным делам. А ты говоришь им: Их даже не видно… Но чувствуешь ветер сквозной. И знаешь, что только что он побывал на реке, Где лодка, стрекозы, где лень и полуденный зной. Они посидят, подождут… Глаза их испуганно-кротки, и коротки дни. И если они убегут, то совсем пропадут. Ты знаешь, они не способны… они не умеют одни. Пусть формы грубЫ, кособоки для этих несбывшихся душ И просто не можешь ты всех подобрать и спасти… Но ты их впускай! Подбирай отраженья из луж, Не думай, что нечем кормить, что нельзя привести… Ты их заверни в тишину и совсем телефон отключи.

Они, как щенки...

Я,петлю за петлей,наш роман распускаю. Я запутала тропы по которым ты мог-бы ко мне возвратиться. Я захлопнула ставни, чтоб на мой огонек ты не вздумал явиться.

Цитата из книги Владимира Маяковского «Любит не любит Я руки ломаю».

Я боюсь потерять твой образ в толпе. боюсь не узнать до боли знакомых глаз. боюсь, что когда то только во сне, я почувствую тепло твоё в последний раз. боюсь осознать, что ты не со мной, что поймаю прощальный я взгляд. боюсь,что когда нибудь сердце разбив, ты мне скажешь"зай, не вернуть всё назад". Я тобою живу,я дышу твоим выдохом, я смотрю на мир твоими глазами.

Имя твоё я боюсь забыть,как поэт … Владимир Маяковский Мария! Имя твоё я боюсь забыть, как поэт боится забыть в муках ночей рождённое слово, величием равное богу.

Б. Пастернак писал о своем потрясении от этой трагедии:"Я слушал, не помня себя, всем перехваченным Имя твое я боюсь забыть.

Маяковский увлекся ею мгновенно, и это чувство всего его преобразило: Он был настойчив, страдал, не желая примириться ни с какими условностями. Маяковский и Бурлюк нарисовали каждый по портрету Марии, вполне реалистические. Мария же, бросившая гимназию и учившаяся на курсах живописи и скульптуры, независимая по характеру, не ответила Маяковскому взаимностью, хотя он ей и нравился.

В ее жизни было и неудачное замужество с преуспевающим инженером они жили в Швейцарии , и рождение ребенка… Революционный водоворот заставил ее вернуться на родину и захватил, как и многих подобных ей волевых и идейно убежденных женщин. Как комиссар Вавилова из рассказа Вас. Руководила художественно-агитационным отделом сначала Первой Конной, а потом Второй. Рисовала агитплакаты, карикатуры, играла на сцене. Перенесла три тифа и была ранена.

Во время Гражданской войны второй раз вышла замуж за члена Реввоенсовета Первой Конной Ефима Афанасьевича Щаденко другими членами этого руководящего органа были Буденный и Ворошилов. Фрунзе ничем себя не проявил но был причастен к репрессиям х гг. Мирная жизнь обнаружила полную несовместимость личности художницы Денисова была скульптором-монументалистом, ее работы выставлялись на международных выставках со вкусами мужа-солдафона.

Облако в штанах (Маяковский)

Пятница, 08 Марта г. Тело твое я буду беречь и любить, как солдат, обрубленный войной, ненужный, ничей,.

Имя твое я боюсь забыть,. как поэт боится забыть. какое-то. в муках ночей рожденное слово,. величием равное богу. Шла война. Другие страсти и думы .

Маяковский Имя твоё забыть не боюсь, Не боюсь, что длинна дорога. Сотни миль пройду и вернусь, Как всегда, к твоему порогу. Имя твоё забыть не боюсь И, хоть ни в чёрта не верю, ни в бога, Я порогу твоему, как монах поклонюсь, Помолюсь и опять в дорогу. Имя твоё забыть не боюсь. Улыбнись мне печально и строго, Улыбнись мне и я вернусь, Я пробьюсь, пусть трудна дорога.

На судьбу не жалуюсь богу. Я живу ещё и борюсь, И люблю тебя и дорогу.

Владимир Маяковский — Облако в штанах (Поэма): Стих

Новые статьи [Мыслитель 6 лет назад Пожалуй, Заповедь. Владей собой среди толпы сметенной Тебя клянушей за сметенье всех, Верь сам в себя наперекор Вселенной И маловерным отпусти грехи. Пусть час не пробил, жди, не уставая, Пусть лгут лжецы, не снисходи до них; Умей прощать и не кажись прощая, Великодушней и мудрей других.

Мария! Имя твое я боюсь забыть, Как поэт боится забыть Какое-то В муках ночей рожденное слово, Величием равное богу.

Один мужчина решил проверить, любит ли его жена, и написал ей прощальное письмо о том, что он якобы уходит от нее. Он положил записку на тумбочку, а сам спрятался под кроватью в ожидании жены. Муж понимал, что это несколько детский поступок, но он должен был знать, что чувствует к нему жена. Он надеялся услышать, как она расстроится, начнет плакать, звонить знакомым… Когда жена, наконец, пришла домой, она увидела письмо и прочитала его.

План Ломоносова

С тобой мы в расчете, И не к чему перечень взаимных болей бед и обид. Уже второй должно быть ты легла. В ночи Млечпуть серебряной Окою. Я не спешу и молниями телеграмм.

Мария! Имя твое я боюсь забыть, как поэт боится забыть какое-то в муках ночей рожденное слово, величием равное богу. Тело твое я.

Ты и моя - не моя Ждешь, ну а я, а я

Имя твоё...

Все потерять и все забыть, Чтоб сбросить ветошь с души. И рассеется боль, расступится мрак, Если верю во имя Твое. Если верю во имя Твое, Побеждаю соблазны и мрак, Я обретаю мир- все во имя Твое! Лишь к Тебе, мой Господь, Навстречу Тебе, окрыленной душою лететь!

А себя, как я, вывернуть не можете, Скажите пожарным: на сердце горящее лезут в ласках. Я сам. . Имя твое я боюсь забыть.

В сохранении слов Твоих. Когда сотворишь мне суд против гонящих меня? Основал еси землю, и пребывает. Ты основал землю, и она пребывает.

Владимир Маяковский

И которая губы спокойно перелистывает, как кухарка страницы поваренной книги. Хотите — — и, как небо, меняя тона — хотите — не мужчина, а — облако в штанах! Не верю, что есть цветочная Ницца! Мною опять славословятся и женщины, истрепанные, как пословица.

Мария! Имя твое я боюсь забыть, как поэт боится забыть какое-то в муках ночей рожденное слово, величием равное богу. Тело твое.

Что они могли сделать? Арестовать Валеру и увести… куда? Он не сделал ничего противозаконного. Но разве Валера сошел с ума? Может ли сойти с ума существо, ум которого отключился в момент смерти? Ведь смерть определяется как состояние, при котором умирает мозг. Назад — в морг? Ладонь Валеры коснулась моих губ, он хотел, чтобы я поцеловала его пальцы — так мне казалось, он хотел, чтобы я попросила прощения… За что?

Попросив прощения, я взяла бы на себя вину в его смерти, но разве я его убила? Я не стала целовать холодные пальцы, я сделала шаг назад, и выражение лица Валеры мгновенно переменилось, стало обиженным, как у малого ребенка, который ждал, чтобы взрослые сделали ему что-нибудь приятное, а они вместо этого наказали его, поставив в угол — к паукам и тараканам.

Веня был в телефонной трубке и почему-то не мог оттуда выйти, будто его заперли там и заговорили выход волшебным телефонным словом. Я действительно не мог выбраться — но не из трубки, я не мог выбраться из собственной сути, из собственного страха, знал, что, если страх и прочие эмоции сохранятся, то сохранится и барьер, отделявший меня от Алины.

Я не мог объяснить себе, откуда у меня возникло это знание.

ОН ЗНАЕТ ТВОЁ ИМЯ !!! НЕРЕАЛЬНО!!!